Рекламный блок

Триоп и Эрисихтон смертные

...он был обуян неистовым гладом,
Жгучим, ярости полным, и злой в нем недуг поселился.
О, злосчастный! Чем больше он ел, тем больше алкал он.
Двадцать слуг подносили еду, а вина - двенадцать

Каллимах, Гимн к Деметре

В этом малоизвестном мифе есть серьезные разночтения, так что здесь константен сюжет, а участники его варьируются.

Гигин называет главным действующим лицом Триопа, а Каллимах и Овидий - Эрисихтона, сына Триопа. Они оба были царями в Фессалии, но ничего про их предков, родителей и потомков толком сказать нельзя. Каллимах и тем более Овидий - мифологи, конечно, позначительнее Гигина, поэтому я расскажу сначала их версию.

Эрисихтон решил отстроить себе дворец, и ему очень показался в качестве строительного материала дуб в священной роще Деметры. Невзирая на предупреждения, он решил срубить дерево. Когда его начали рубить, по некоторым сведениям, из-под коры начала струиться кровь: была поражена гамадриада дерева. Так или иначе, срубив дуб, Эрисихтон навлек на себя гнев богини.

Деметра - богиня плодородия, - и месть ее была необычной: она наказала нечестивца неутолимым голодом. Он ел и ел и ел и не мог насытиться, оставаясь худым как тетива лука. Он продал постепенно все имущество, сожрал коров, быков и овец, а затем и лошадей; начал попрошайничать, выводить на большую дорогу и продавать путникам свою дочь, которая каждый раз возвращалась домой; наконец он сожрал кошек, крыс, мух и пауков во всей окрестности и начал глодать свое тело, пока не умер.

Гигин вносит следующие коррекции. Во-первых, называет нечестивцем не Эрисихтона, а его отца Триопа, во-вторых, считает, что тот разобрал для строительства своего дворца храм Деметры. И наконец - для нас это важно, это и менее драматично - в последний момент к истощенному Триопу является дракон, пожирающий костлявого царя. Именно этот момент дает право считать Триопа отображенным в созвездии Змееносец, а дракона - в созвездии Дракон.