Не пей вина, Икарий!


Мозаика
Дом Диониса в Пафосе, Кипр

Мне сказали, что к этим винам
Подмешан таинственный яд;
А мне смешно - ну что они смыслят в вине?

Аквариум, «Движение в сторону весны»

Дионис вручил виноградную ветвь Ойнею (Οἰνεύς < «вино»), в качестве откупной за то, что провел ночь с его женой Алфеей. С Эригоной, дочерью Икария Дионис тоже провел ночь и тоже одарил анонимного бойфренда Эригоны виноградной ветвью. Встает резонный вопрос: не был ли приятель Эригоны Ойнеем? Тут не совсем понятно с женой, то ли путаница с именами, то ли была и жена Алфея, и подружка Эригона, а Дионис на все руки мастер.

В любом случае, виноградная ветвь в качестве отступной выглядит слабовато. Возможно, конечно, это фигура речи и имеется в виду что-то более существенное. Хотя Дионис постоянно носится со своей виноградной ветвью как с писаной торбой, подчас с трагическими последствиями: так он подарил очередную гроздь своему юному любовнику Ампелу (Αμπελος - «лоза»), что стало причиной гибели мальчика.

Можно встретить утверждение, что Дионис соблазнил Эригону, сам превратившись в виноградную гроздь. Догадка основана на свидетельстве Овидия, что Эригону провел виноградом обманчивым Либер, но по-моему, это слишком прямолинейная трактовка текста. Так или иначе, Эригона вполедствии родила от Диониса сына Стафила (σταφυλή < «гроздь»; кстати, стафилококки формируются в виде гроздей).

Итак, Дионис вручил виноградную ветвь Ойнею, однако ж первым стал делать вино Икарий, живший в Аттике в царствование Пандиона Пандиона первого, сына Эрихтония. Икарий приютил как-то бога вина, за что тот и соблазнил его дочь научил хозяина непростому искусству виноделия. У Икария была та самая дочь Эригона и собака Майра (иногда неточно — «Мера»); про жену же вовсе ничего не известно. Вот мы и познакомились с действующими лицами драмы.

Однажды Икарий, взявшийся распространять свое новое знание по Аттике, угостил своим вином марафонских пастухов. Молодые некрепкие на голову пастухи перепились до свинского состояния - и убили Икария, забив его мотыгами. Потом-то они уверяли, что испугались, будто их околдовали: в голове плывет, слова не выговариваются, ноги заплетаются, в глазах двоится… Знакомое состояние.

Желая скрыть содеянное, они закопали тело убиенного под сосной, а сами стремительно сбежали на остров Кеос. Пока они в тяжком похмелье преодолевали морские просторы, собака Икария Мера нашла тело своего неудачливого хозяина. Затем привела к могиле, ухватив за подол, дочь Икария Эригону.

Эригона, прорыдав должное над отрытыми останками, прокляла убийц отца страшным проклятием, подтвердив его сакральным актом - она повесилась на том же дереве. А собака Майра утопилась.

После всего этого молодых афинских девушек начали находить повесившимися и преимущественно на соснах, а на Афины к тому же обрушился чумной мор. Почему молодые афинские девушки ответственны за преступное деяние марафонских пастухов, миф умалчивает. Остров Кеос, в неведении приютивший преступников, тоже пострадал от страшной засухи и сопровождавшей засуху чумы. Страшная жара была вызвана Сириусом, в которого, как говорят, превратилась Майра.

Так, смерти и засуха продолжались до тех самых пор, пока Дельфийский оракул не указал Аристею на причину и на пастухов-убийц. Их нашли, казнили и тем сняли порчу (а Аристей стал даже царем Коса).

В ознаменование избавления от напастей афиняне учредили праздник вина, на котором поминались погибшие: Икарию приносили жертвы из полевых плодов, а в честь повесившейся на дереве Эригоны афинские девы раскачивались на веревках, к которым были привязаны фаллосы из цветов. Да, странные традиции… зато так появились качели!

Эора

С качанием на качелях, эорой или алетидами, возможно, связаны различные греческие обряды: плодородия, свадебные, похоронные, дионисийские… В той или иной мере они все отзываются в этом мифе.

Незатейливая история запечатлена на небе, и как ни странно, ярче всех отмечена собака: Майра воплощена в небольшом, но эффектном по положению созвездии Малый Пес, и светит там главной звездой Процион (или она даже звезда Сириус в Большом Псе). Икария некоторые видят в Волопасе (или в его главной звезде Арктур), а его дочь - в созвездии Дева, хотя это и очень спорное мнение. Иногда созвездие Чаша считают чашей Икария. Волопас, Дева и Чаша, действительно, располагаются рядом на небе, а вот Процион - сильно далеко! Аристей тоже подключен к истории в виде Водолея.

История остается актуальной

Кто на Пресненских?
Тихо в природе,
Но под праздник в квартале пустом
Бродит заполночь меж подворотен
Подколодной гармоники стон.
Вся в звездах запредельная зона.
Там небесная блеет овца
Или Майру зовет Эригона,
Чтобы вместе оплакать отца.
А на Пресне старик из Ростова
Бессловесное что-то поет.
Не поймешь в этой песне ни слова,
Лишь беззубо колышется рот.
И недаром обиженный дядя -
Честь завода, рабочая кость -
Вымещает на старом бродяге
Коренную, понятную злость.
И под небом отчаянно-синим
Он сощурился на старика,
Слово ищет, находит с усильем:
- Как тебя не убили пока?
Как тебя не убили, такого?
- А старик только под нос бурчит,
Не поймешь в этой песне ни слова,
Да и песня уже не звучит.
Тихо длятся февральские ночи.
Лишь гармоника стонет не в лад,
Да созвездий морозные очи
На блестящие крыши глядят.
Поножовщиной пахнет на свете
В час людских и кошачьих грехов.
Волопас, ты за это в ответе:
Для чего ты поил пастухов?

Александр Сопровский