αстромиф против войны. Война должна быть прекращена. Военные преступники должны предстать перед судом.

Овен: Мифология

Золоторунный баран аргонавтов

Овен - златорунный баран по имени Крий (Баран, собственно), отпрыск Посейдона и некой Феофаны (волею морского бога они превратились, соответственно, в барана и овцу, поэтому так и получилось). Посланный Зевсом (или Гермесом), баран перевез через море молодого Фрикса в Колхиду прочь от злонамеренных беотийцев, чаявших принести юношу в искупительную жертву. (Молодую Геллу овен тоже перевозил, но не довез, однако: уронил, несчастную, в волны.) Там Фрикс, ничтоже сумняшеся, собственноручно принес своего спасителя в жертву Зевсу, а золотое руно было повешено царем колхов Ээтом на священный дуб в роще Ареса под охрану Дракона.

Руно стало гарантом конститу… тьфу, благоденствия колхов. Именно поэтому Ээт был категорически не в состоянии отдать руно Ясону…

В поздние времена жертва, пусть и самая благочестивая, собственного спасителя стала, видимо, казаться бестактной, и получила хождение версия, что баран сам стряхнул с себя шкуру, вручил ее Фриксу и самостоятельно взлетел в небо. Именно поэтому созвездие тускло и бедно звездами. Но я не верю в умение баранов снимать шкуры словно шубы.

Дионисийская тема

Рассказывается также миф про Диониса, представляющийся мне апокрифическим. Рассказывают, что Дионис решил завоевать Индию… или Африку, или Ливию? Мне вообще кажется странным: с чего бы это богу чего-то завоевывать? Тем более - ведя настоящие военные действия, потому что, по мифу, он двинулся в поход, предводительствуя войском. И оказался он в Ливийской пустыни, в Аммоде, и оказался в величайшей опасности - без капли воды. (Этот момент меня тоже смущает - что ему, богу, вода-то? Видно, о войске заботился.) Войско впало в уныние, а Дионис - в размышление: как дальше быть. Пока он размышлял, на песчаном бархане появился вдруг барашек. (Тут меня слегка переклинивает на Экзюпери: пустыня, жажда, барашек…) Солдаты, хотя и ослабли от жажды и еле двигались, бросились за ним, словно доставая добычу из огня делает Гигин оригинальное сравнение.

Барана они не догнали, но он привел их к оазису или колодцу и там исчез. Воины восстановили свои силы и поспешили к Дионису сообщить радостную весть. Дионис привел в указанное место войска, расположился лагерем и заложил там храм Юпитера (точнее Юпитера-Аммона), а изображение Овна поместил на небо, с таким расчетом, чтобы Солнце попадало в это созвездие весной, возрождая природу, как тот самый баран возродил его войско. Вот такая сомнительная символика.

Другие версии

Тут же - другой миф на египетскую тематику и даже с тем же именем. Когда (видимо, тогда же) Дионис правил Египтом, к нему прибыл некий Аммон и пригнал множество скота, став, таким образом, первооткрывателем скотоводства, ибо до того времени этой отрасли сельского хозяйства люди не знали. Дионис подарил ему землю напротив Фив, а последователи бога приписали это открытие - скотоводство - самому Дионису. Так или иначе, бог поместил Овна на небо в честь события. Мне этот миф видится абсолютно анахроничным и не заслуживающим внимания, но что есть - то я и излагаю.

Согласно Макробию, по словам Р. Грейвса, с Овном ассоциируется сам Зевс.

«Катастеризмы» Эратосфена

Это тот баран, который перенес через море Фрица и Геллу. Был он бессмертен, а детям его дала их мать Нефела. Как утверждают Гесиод и Ферекид, у него была золотая шкура. Перенося детей через самое тесное место моря, названное впоследствии по имени Геллы Геллеспонтом, он уронил ее и сам потерял рог; но Посейдон спас Геллу и, сойдясь с нею, породил сына по имени Пеон. А Фрикса Овен через Евксинский понт, доставил Эету, которому в память о служившемся отдал снятую с себя золотую шкуру. Сам же Овен отошел к созвездиям, где он видится тусклым.

«Астрономия» Гигина

ОВЕН
. 20.1. Считают, что это — тот овен, который, согласно легенде, перенес Фрикса и Геллу через Геллеспонт. Гесиод и Ферекид сообщают, что у него была золотая шкура, но об этом мы подробно расскажем в другом месте. Многие говорят, что Гелла упала в Геллеспонт и, сойдясь с Нептуном, родила Пеона, или, по словам некоторых, Эдона. Что касается Фрикса, то он невредимо прибыл к Ээту, принес овна в жертву Юпитеру и прибил его руно в храме. Изображение же самого овна, помещенное среди созвездий Нефелой, отмечает то время года, когда сеют зерно, то зерно, что раньше Ино сеяла изжаренным, — это и послужило главной причиной бегства. Эратосфен говорит, что овен сам снял с себя золотую шкуру, отдал в память о случившемся Фриксу и по своей воле вознесся на небосвод: вот почему, как мы сказали выше, он представляется взору тусклым.

20.2. Некоторые говорят, что Фрикс родился в городе Орхомене, в Беотии, по словам же других он появился на свет в Салоне, в Фессалии. Одни говорят, что Кретей, Афамант и многие другие были сыновьями Эола; некоторые уверяют также, что сыном Афаманта был Салмоней, внук Эола. У Кретея была жена Демодика, которую другие называют Биадика. Уязвленная красотой Фрикса, сына Афаманта, она воспылала к нему страстью, но не могла добиться, чтобы он уступил ее неразумному хотению. Поэтому необходимость вынудила ее обвинить Фрикса перед Кретеем в том, что он-де едва не сошелся с нею против ее воли, и присочинила вдобавок много такого, что в обычае у женщин. Кретей, разгневанный случившимся, как и подобает любящему супругу и царю, убедил Афаманта предать сына смерти. Но тут вмешалась Нефела и, унеся Фрикса и его сестру Геллу, посадила на овна и приказала бежать как можно дальше за Геллеспонт. Гелла упала в воду и тем уплатила долг природе, и ее именем был назван Геллеспонт. Фрикс прибыл в Колхиду и, как мы сказали раньше, заколов овна, прибил золотое руно в храме. Самого же его Меркурий привел обратно к Афаманту, и он доказал своему отцу, что он, оставаясь невиновным, принужден был бежать.

20.3. Гермипп же рассказывает, что в те времена, когда Либер завоевывал Африку, он прибыл с войском в ту землю, которая, будучи вся покрыта песком, называлась Аммоды. Там он оказался в величайшей опасности: необходимо было продолжать путь, вдобавок его положение усугублялось тем, что в этом месте не было ни капли воды. Это привело к тому, что войском овладело великое уныние, и когда воины размышляли о том, как быть дальше, к ним вдруг приблизился одиноко блуждавший овен. Заметив их, он нашел спасение в бегстве. Хотя заметившие его воины страдали от песка и, изнуренные жарой, едва могли идти вперед, тем не менее они, словно доставая добычу из огня, бросились за овном и преследовали его вплоть до того места, которое впоследствии получило свое название по построенному там храму Юпитера Аммона. Придя туда, они нигде не могли отыскать того овна, которого они преследовали. Но зато, — а это было их величайшим желанием, — они обнаружили в том месте изобилие воды, восстановили силы и поспешили сообщить о находке Либеру. Возрадовавшись, он привел в те земли войско и построил там храм Юпитера Аммона, установив в нем статую с бараньими рогами. Овна Либер поместил среди созвездий таким образом, чтобы Солнце, пребывая в этом знаке, возрождало силы всякого творения, что и происходит весной, и сделал это именно по той причине, что бегство овна возродило его войско. Кроме того, он пожелал, чтобы Овен, послуживший наилучшим проводником для его войска, и среди двенадцати знаков стал первым.