Мероп смертный

На воздушном потоке распластанный, одинок,
все, что он видит — гряду покатых
холмов и серебро реки,
вьющейся точно живой клинок,
сталь в зазубринах перекатов,
схожие с бисером городки

Иосиф Бродский, «Осенний крик ястреба»

Мероп — царь острова Кос.

Имел дочь Кос или Косу, именем которой и был назван остров, островитяне же звались по имени своего царя — меропы (фактически, «смертные»). Имел он и супругу из рода нимф, Ефимию (правильно Эхимею, однако). Прежде она входила свиту Артемиды и когда вышла за муж, вызвала ревнивый гнев богини. Та стала поражать ее стрелами, а потом по ее требованию Прозерпина живой перенесла Эхимею в царство Гадеса.

Мероп страшно горевал! — и собирался покончить жизнь самоубийством. Гера, сжалившись, превратила его в орла и поместила на небо в виде созвездия, чтобы избавить от человеческих страстей.

В этой истории меня смущают два момента: во-первых, сколько лет ждала Артемида, чтобы ревниво разгневаться? Уж дочь родилась, и остров переименовали, и жители стали зваться меропами, а она все выжидала. А, во-вторых, при чем тут орел?

В зоологии, однако, известны птички пчелоеды (щурки), на латыни merop. С другой стороны, птицы осоеды действительно похожи на орлов, они из семейства ястребиных. Поэтому на иллюстрации — осоед, хотя ни к Меропу, ни к Орлу осоед не имеют никакого отношения: просто в Сети я не нашел царского изображения.