Миксаморфы


Типичным для ранней мифологии, когда генетические структуры земных существ еще не устоялись, были миксаморфы - существа со смешанным фенотипом, другими словами, объединяющие в своем облике формы нескольких разных животных. Миксаморфы необязательно уродливы (хотя тератоморфы очень часто миксаморфны!). На небе мы можем увидеть эстетически совершенные примеры.

Это крылатый конь Пегас. Хотя и сын чудовищной Медузы (и Посейдона), он обладал не только прекрасным обликом, но и чудесными способностями - например, выбивал копытом живительные родники из скал. Не зря его любили музы и он стал вдохновителем поэтов. И был помещен на небо в одноименном созвездии. Между прочим, единственное именное созвездие, посвященное животному.

Другой пример миксаморфов, совершенных видом - кентавры, существа с телом коня и телом человека выше пояса, потомки Кентавра, сына Нефелы и Иксиона (есть варианты, смотри, например, ниже про атрибутику Посейдона). Конечно, характером они были вздорные, вспыльчивые и неуживчивые, скорее, жеребцы, чем люди: вспомните хотя бы пятый подвиг Геракла или конфликт с лапифами[?], вылившийся в кентавромахию[?]. Но среди кентавров были и замечательный Хирон, и дружелюбный Фол, а не только Несс! На небе кентавров можно увидеть в созвездиях Стрельца и Центавра.

Существом, давшим расхожее имя всем миксаморфам, а также науке химии и бредовым несбыточным фантазиям, была Химера, чудовищное потомство Тифона и Эхидны (о них и других хтоническим существах выше), соединение головы и косматой груди льва, туловища козы с хвостом в виде дракона. Химера была зачем-то вскормлена карийским царем Амисодаром, а уничтожена героем Беллерофоном.

Миксаморфные сирены появляются в аргонавтике: полудевы-полуптицы, жившие на острове Средиземного моря и соблазнявшие сладостными голосами проплывавших мимо мореходов. При попытке пристать к берегу, однако, их корабль неминуемо разбивался на рифах и изобретательные сирены получали вкусный обед в виде свежеутопленников. Позже образ сирен трансформировался в деворыб и дал возможность славянскому фольклору поселить русалок в отеческих озерах.

И последний пример - образ, быть может, не столь красивый как кентавры или Пегас, но все же не уродливый: Козерог с телом козла и хвостом рыбы. По легенде, это Пан, спасающийся от Тифона: капраморф [?] , он прыгнул в реку от чудовища и начал превращаться в рыбу - этот момент и запечатлен на небе.

Под катом процитирую Вергилия

Вергилий так описывал миксаморфа-Сциллу, дочь Гекаты:

Сверху – дева она лицом и грудью прекрасной,
Снизу – тело у ней морской чудовищной рыбы,
Волчий мохнатый живот и хвост огромный дельфина.

Вергилий

Впрочем, обычно Сциллу представляют иначе