Рекламный блок

Кефал смертный


Кефал был мужем Прокриды. Просто смертный как и все был Кефей, сын Гермеса, но это другой персонаж, жил в где-то Аттике. Жена тоже просто смертная. Жили в любви и согласии и даже поклялись друг другу в супружеской верности. Кстати говоря, оба были страстными охотниками.

Но однажды Кефалом соблазнилась богиня зари Эос и пристала с непристойными предложениями. Кефал попытался было отказать ей, ссылаясь на клятву, но богиня заявила, что Прокрида-де изменяет ему регулярно за деньги, и, сделав Кефала похожим на некого Птелеона, предложила испытать Прокриду. Действительно, Прокрида легко отдалась лже-Птелеону за некоторую сумму.

Кефал оставил ее и стал возлюбленным Эос. У них родился сын Геспер, но потом Эос остыла к любовнику.

Прокрида с это время сгоняла на Крит, и вернувшись, привезла оттуда подарочки: собаку Лелап, от которой не может ускользнуть дичь, и копье, всегда поражающее цель. Оба чудесных подарка были божественного происхождения, артемидовы, но достались Прокриде не очень красивым путем.

Вернувшись в Аттику, Прокрида решила вернуть мужа. Она нарядилась юношей и этом виде встретилась Кефалом на охоте. Тот так захотел получить удивительную Лелап и чудесное копье, что стал предлагать их молодому хозяину любые деньги. Но тот (вернее, та) сказал, что деньги ему как-то ни к чему, а вот если Кефал разделит с ним ложе и даст ему то, что обычно дают мальчики, будет о чём говорить. На этом-то ложе Прокрида открылась Кефалу, они помирились, и Кефал получил жену, гончую и копье.

Артемида, богиня-девственница, была крайне обижена, что ее подарки столь легко переходят из рук в руки при таких двусмысленных обстоятельствах. Она зародила в Прокриде подозрение, что ее Кефал, уходя на охоту, продолжает встречаться с Эос. Прокрида стала следить за мужем, и как-то на ночной охоте Лелап, учуяв позади, как ей показалось, дичь, встала в стойку, Кефал бросил на звук незнающее промаха копье и поразил свою ревнивую жену насмерть.

Афинских ареопаг приговорил его к вечному изгнанию.

Уже после изгнания, Кефал попал в Фивы, где царь Амфитрион упросил его поохотиться на Тевмесскую лисицу, опустошавшую Кадмею. Кефал согласился. Но лисица эта была неуловима божественной волей. А Лелап не упускала добычу божественной волей. Охота продолжалась и продолжалась и не могла окончиться! Этот парадокс вызвал такие бурные дебаты на Олимпе, что Зевс в раздражении не нашел ни чего лучшего, как превратить обеих в камни.

Лелап и неуловимая лисица оказались на звездном небе - как Большой и Малый Пёс.