Несс кентавр

Был я убит, но убил я убийцу. В том радости мало,
Ибо погубленный мной в смерти бессмертье обрел.

Александрийская загадка

После кентавромахии, рассеявшей кентавров по Аттике, и разгрома остатков горного племени, учиненного Гераклом в его пятном подвиге, кентавры эпизодически появляются на мифологических просторах, занимая разные неподобающие должности. Так, Несс подхалтуривал на переправе через горную речку, перевозя на широкой спине слабосильных путников и женщин.

Однажды судьба направила через эту реку Геракла с супругой Деянирой. Увидев перевозчика, Геракл поленился перенести жену сам, а препоручил ее Нессу. То ли решив отомстить Гераклу за причиненное племени зло, то ли действительно воспылав внезапной страстью к женщине, Несс, переплыв поток, бросился со своей ношей наутек от замешкавшегося героя. Геракл, недолго думая, схватил лук и всадил отравленную стрелу в спину скакавшего галопом похитителя или, возможно, уже пристроившегося совершить намеченное. Яд Лернейской гидры действует почти мгновенно, но, прежде чем умереть, Несс успел нашептать Деянире, что, де, кровь кентавра - лучшее приворотное средство в древнегреческой природе.

Почему Деянира поверила своему хвостатому похитителю, чего ради собрала и сохранила его отравленную кровь, смешавшуюся, как утверждают, с извергнутым семенем - непонятно. Женщина - хоть и жена героя! Но когда, много позже, Геракл захватил в одном из военных походов качестве трофея дочь эхалийского царя красавицу Иолу, Деянира, справедливо опасавшаяся соперничества, смочила в ядовитом эликсире хитон мужа и послала ему с вестником. Геракл надел хитон - и лернейская отрава проникла в его жилы, ткань приросла к телу и герой был брошен в пучину неутолимой жгучей нарастающей боли. В отчаянии он смог лишь устроить жертвенный костер для себя самого и взойти на него. Так он умер, а посмертие его неизвестно: стал ли он новым богом, а Геба его небесной супругой, сошел ли в Аид - в этом месте источники темны и неясны.

Некоторые видят Несса в созвездии Стрелец, а Витрувий почему-то в созвездии его обидчика, в Геркулесе (я не нашел у Витрувия этого предположения).