Пелоп, Миртил и Килл смертные


Началось все с того, что фригийский царь Тантал нарезал своего сына Пелопа на куски и сварил. Такой странный шаг он совершил с естественнонаучной целью: он решил испытать всеведение богов, званных к нему в этот день на обед.

Есть, однако, конспирологическая версия

Конспирологическая версия версия заключается в том, что Тантал прекрасно знал о всеведении богов, и рассчитывал, что они не просто распознают его преступное действие, но и оживят сына (как и произошло), а в процессе оживления наделят если не бессмертием, то какими-то особенными дарами или качествами. В каком-то смысле расчеты Тантала оправдались. В этой версии Тантал наказывается в Аиде не столько за сыноубийство и непочтение к богам, сколько за удавшийся план нарушить естественные законы жизни и спровоцировать богов на передачу части божественности смертному.

Трудно сказать, насколько эта версия верна. Я не люблю конспирологию.

Вот он сыночка сварил и предложил богам. (Между прочим, он не один такой экспериментатор.) Эксперимент показал, что боги всеведущи: есть человечину они не стали, и только Деметра, в печали о судьбе дочери свой Персефоне, изгрызла лопатку Пелопа. Целиком. Боги потом куски сложили вместе, как-то там поколдовали, и Пелоп счастливо ожил. А лопатку Деметра приладила из слоновой кости. Обратите внимание: если у кого-то из знакомых на лопатке белое пятно - значит он из рода Пелопа.

Олимпийцы так растрогались судьбой вареного мальчика, что Посейдон взял его в любовники на Олимп, пока не подрастет.

Пелоп вырос, и Посейдон отправил его восвояси править наследными территориями, подарив крылатых коней и золотую колесницу. Кони были стремительно-непобедимы: когда Пелоп, унаследовавший от отца вместе с территориями страсть к экспериментам, проводил стресс-тест подарка, его возница Килл (или Келл, или Киллант) задохнулся и умер. Обладая такими конями, Пелоп решил посвататься к Гипподамии, дочери неприятного царя Эномая.

Этот Эномай, охочий до собственной дочки, предлагал женихам состязаться в скачках, где призом была рука дочери, а проигравшим он отрубал головы. У него были тоже крутые кони - аресовы, так что он наколупал уже двенадцать или тринадцать черепов и начал святотатственно хвастаться, что, де, скоро построит храм из костей. Просто макабр какой-то. Олимпийцам это было, конечно, не по нраву и они дали Пелопу отмашку на состязание и укорощение святотатца.

Не смотря на крылатых коней и поддержку свыше, Пелоп слегка трусил. И поэтому подкупил Миртила, возницу Эномая (и сына Гермеса): пообещал ему эномаиного полцарства и ночь с Гипподамией. Саму Гипподамию вполне устраивало такое развитие сюжета, и она тайком подзуживала Миртила подкузьмить батюшке. Конечно, юный пылкий возничий поддался и перед скачками вставил в колесо хозяйской колесницы восковую чеку; колесо во время скачек отвалилось, Эномай упал и разбился.

Гипподамия досталась Пелопу, а Миртилу досталась черная неблагодарность: Пелоп коварно сбросил его в море с той самой посейдоновой победоносной колесницы, движущейся по гребням волн. Падая, Миртил успел проклясть Пелопа. Услышав проклятие, тот просил Миртила взять его обратно, потому что знал, к чему приводят такие штуки. Миртил проклятие не отменил и утоп, но Пелоп успешно стал царем Пелопоннеса и даже оставил полуострову свое имя. Однако, на потомках Пелопа проклятие сработало по полной программе.

Такова сумбурная история любовных взаимоотношений, о которой приходится писать потому только, что, возможно, кто-то из богов поместил Миртила (или, по другим источникам, Килла) на небе в виде Возничего.